Aug. 9th, 2011

Под нашими окнами растет большой клен. Востоковед считает его своим тотемом. А я просто обожаю клены, а вот березки совсем не люблю, пустое какое-то дерево. Клен рос вверх и вширь. Метра за два от земли на стволе выросла огромная ветвь, толщиной почти с основной ствол. Она росла и росла и при этом исполняла роль опоры для более молодых ветвей – тонких, но длинных. Десять лет я ждала, когда наконец большая ветвь дорастет до нашей лоджии. Дождалась! В прошлом году мы меняли остекление на лоджии и специально заказали раздвижные рамы, чтобы, отодвинув крайнюю створку, можно было бы дотянуться рукой до пятипалых огромных листьев: темно-зеленых летом, желто-красных осенью. Каждое утро я здоровалась с нашим кленом, осторожно пожимая ладони листьев. И это было настоящим счастьем. В прошлогоднюю жару я, как дура, брызгала из пульверизатора на листья, страдающие от африканской московской жары. Понимала, что это совершенно непродуктивно, но все равно давала попить моим друзьям-листьям. Клен исправно защищал квартиру от «ароматов» большой дороги и выхлопов тысяч авто, завешивая кружевной сенью наши окна. Молодые ветви продолжали облокачиваться на мощную опору, доверчиво развешивая кружева молодых листочков.

А в июле под окна приехала машина-подъемник, загомонили под окнами местные таджики-дворники, завизжала пила… Я бросилась на лоджию и закричала. Муж кубарем скатился по лестнице и выбежал навстречу дворникам и пиле. Дама начальственного вида представилась техником-смотрителем и объявила, что дерево подлежит спиливанию, так как какие-то соседи (она даже не смогла уточнить, с какого этажа: второго или четвертого, а мы живем на третьем) позвонили с жалобой, что при ветре ветки бьют в окно и даже вроде бы чье-то окно было разбито). Муж умолял, чтобы не пилили дерево целиком, а только лишь укоротили ветки, мешающие чьим-то окнам. Мои слезы и просьбы мужа возымели одно: дерево не спилили целиком, а лишь варварски, прямо у ствола, отняли толстую ветвь, которая протягивала листья к нашей лоджии. Клен был ополовинен, хотя, при хорошем и вдумчивом подходе, можно было бы всего-лишь аккуратно «подстричь» мешающие ветки… Теперь мы видим дорогу с автомобилями через образовавшийся просвет, пыль собирается на подоконниках куда как быстрее, чем раньше.

…Три августовских дня дует сильный ветер. Его порывы сломали несколько тонких и длинных ветвей, которые раньше опирались на ту, что отпилили. Думаю, что скоро нашего клена и вовсе не будет. Он не знал, что неразумно отращивать десяток новых веток, если уже нет опоры. Он всего лишь дерево. Коих слишком много, с точки зрения техника-смотрителя и таджиков-дворников. И им наплевать, что это был наш клен, тотем, оберег. Они всего лишь выполнили свою работу. Кто пожаловался – я точно знаю. Соседка с четвертого этажа, закадычная подруга нашей управдомши-начальницы ЖСК. Чего не сделаешь ради подруги? Я спросила ее: вам мешал клен? у вас было разбито окно? Она презрительно посмотрела на меня и сказала: это дерево загораживало мне солнце. Что тут скажешь? Ничего. Про разбитое стекло она попросту соврала, чтобы ее подруга-управдомша могла потребовать на законном основании уничтожения старого клена.
Грустная история. Конечно, ничтожная на фоне российской нищеты и мерзости властей, побоища в Норвегии и цунами Фукусимы. И все равно. Наш клен умирает. Потому что он заслонял солнце подруге управдомши…
 

Style Credit

Page generated Jul. 25th, 2017 04:47 am
Powered by Dreamwidth Studios