Originally posted by [livejournal.com profile] pteroalex at О "Живом кольце" в Живом Журнале

Обращаюсь прежде всего к блогерам зрелого возраста, к тем, кто 20 лет тому назад, в августе 1991-го вышел на улицы Москвы, пришёл к Белому дому и стоял 3 дня в живом кольце, защищая зарождающуюся демократию. К тем, кто участвовал в тех событиях в других городах России и за её нынешними пределами.
Read more... )
Я всегда уважала Елену Боннэр, мою тезку. Могла не соглашаться с ней, но уважать - бесспорно. Сильная, яркая женщина. Не отступавшая от своих принципов, несмотря ни на что. Расхожие пропагандистские байки о "злодейке-еврейке" я никогда не принимала в расчет, интуитивно полагая, что это обычная чекистская легенда, провокация и ложь. Впрочем, чекистов-идеологов я тоже понимаю, такое было время. А сейчас, что, лучше?
Прощайте, Елена Георгиевна! Я непременно приду на вашу могилу...

Елена Боннэр и капустный пирог для Андрея Сахарова

14:09 19/06/2011
Нет смысле пересказывать все, что произошло в жизни Елены Боннэр по части даже не политической (политика - это все же путь к власти, к управлению обществом и государством), а идеологической, правозащитной деятельности. Поскольку вся история советского и российского правозащитного движения, все обращения, комитеты, процессы - все это включает ключевую роль Елены Боннэр, с Сахаровым или без.
 
Как-то, маясь отлучением от Сети, ввиду происков провайдера, смотрела новый большой телевизор, подаренный детьми. Программ море – щелкай не хочу! Но везде примерно одно и то же. На одном из каналов зацепила начало черно-белой ленты советских времен, времен моей школьной юности. Лента называлась «Случай из следственной практики» – и мы с востоковедом быстро выяснили: ни он, ни я этот фильм никогда не видели, что престранно.
Потому что в кино в пятидесятых-шестидесятых, да и семидесятых прошлого века ходили все. И на все картины, коих было не так уж и много по сравнению с веком нынешним. Некоторые фильмы смотрели не по одному и не по два раза, а больше. На «Большой вальс», например, я ходила раз десять. Смешной кинотеатрик (просто сарай из досок, земляной пол, длинные деревянные скамейки в двадцать рядов, кто успел – тот и занял место поближе к экрану-большой простыне) был в двух шагах от дома – в старом парке, на месте которого потом шумел огромный колхозный рынок, а потом вырос Дворец культуры. Я (по робости, девочкости и малому росту) занять хорошее место не успевала, а если успевала – могли запросто согнать ровесники противоположного пола. На счастье, кассой какое-то время управляла бабушка моей подружки, а потому я и ходила в кино бесплатно, и на хорошие места нас усаживала та же бабушка, каковую местные малолетние хулиганы побаивались. Но это все лирика, о которой в силу ностальгии можно говорить бесконечно, что мы с востоковедом и делаем: а у нас-то в Москве… а вот у нас, на Урале… а у нас на Дальнем Востоке… В моем маленьком уральском городке были, разумеется, и приличные кинотеатры: например, «Урал» – с мощными колоннами, широкой лестницей, двумя большими залами, «синим» и «красным», оба в рыхлом бархате соответствующих цветов, с двумя буфетами, фойе, где периодически устраивались фотовыставки, а перед поздними вечерними сеансами на маленьком подиуме пела романсы под рояль или аккордеон традиционная тетенька в тафтовом платье и с «халой» на голове. Но тот летний киносарайчик, в который ходила маленькая я, почему-то запомнился особенно. Наверное, потому, что был первым, в который я ходила самостоятельно, без родителей и тетки.
«Случай из следственной практики» удивил странным каким-то сюжетом, полузабытыми актерами (Заманский, Шиловский, Земляникина-Стриженова, Сперантова, Русланова) и отсутствием обычной для картин тех времен патетики. Сюжет прост: вор, отбывающий наказание, зачем-то признается в давно совершенном убийстве. Следователь начинает тянуть цепочку событий, находит фигурантов той давней истории (подростки, промышлявшие мелким воровством и мелким же хулиганством), выясняет, что вся бывшая кодла, за исключением нашего раскаявшегося вора, вышла на правильную дорожку, все стали полезными членами общества, но ведут себя совершенно по-разному. Один даже лезет в петлю, боясь последствий, обрушивания карьеры, отмены диссертации, да еще и жена-сволочь допекает, и лезет «удачно». Все, нет его… Умер. А «убитый» неожиданно оказывается живым. Отлежал в больнице, выжил, вышел, все забыл. И про него все забыли.
Не знаю, в чем тут дело, но смотрела фильм со странным чувством: правдивая неправда. Неправда – для реалий тех времен и в странности сюжета. Правда – в удивительной игре актеров и поведении персонажей, как если бы они были не киношными, а, допустим, моими соседями по коммуналке. «Неправильного» вора, готового отсидеть срок за давнее преступление, играл абсолютно незнакомый актер – Алексей Ковалев. Играл превосходно, сейчас так не умеют почему-то. Мы с востоковедом посмотрели друг на друга и дружно спросили друг друга же: что за актер, почему не помним? Помогла, как всегда, Великая Сеть. Но не сразу. С превеликим трудом нашла я упоминание в одну всего лишь строчку на сайте про кино и театр: маленькое одинокое фото (кадр из того же «Случая…»), ни тебе биографии, ни каких-то еще сведений, кроме тех, что играл в Ленкоме и снялся в трех безвестных, належавшихся, возможно, на полках и уже забытых лентах… конец. Я была в растерянности. И решила, ничтоже сумняшеся, что человек просто давно умер. Сменил профессию. Уехал далеко-далеко. Спился, наконец. Или тоже сидел в тюрьме, от которой, как и от сумы… Мудрый востоковед подсказал: та-а-ак, фильм какого года? 68-го? Все могло случиться. Выражение лица у этого Ковалева странное. И само лицо. Ему бы другая фамилия больше подошла. В общем, на диссидента смахивает. Это слово и дало толчок моим дальнейшим поискам, увенчавшимся молниеносным успехом. Да, играл в Ленкоме, еще при Эфросе. Отличные были роли: Марат («Мой бедный Марат» Арбузова), Феликс и Петя («104 страницы про любовь» и «Снимается кино» Э. Радзинского). Да, был в труппе театра им. Станиславского. Да, по каким-то явным причинам докатился до почти провинциального (в сравнении со столичными, разумеется) куйбышевского театра. Да, публиковался в запрещенных в СССР изданиях, в «Континенте», например. Да, ставил и играл в конспиративных московских, мало кому известных (только избранным, многие из которых давно уже говорят на других языках, и дети их тоже) квартирах несоветские пьесы. Да, в 1984-м вместе с женой уехал в другое полушарие. Да, работал на «Голосе Америки». А еще писал (и продолжает писать) странные рассказы, повести, романы – отличная проза, за два дня я перечитала все, что смогла найти. Теперь, разумеется, издается и у нас, на бывшей его родине… Которую он, как мне показалось, очень любил. Несмотря на.

Вот единственное, достаточно объемное, что я смогла найти об Алексее Ковалеве.


И пара фотографий.


Конечно, текст письма деятелей культуры насчет цензуры, духовности и церковности ужасен в своей беспомощности и недалекости. Зачем его подписывали уважаемые и взрослые люди, многие из которых, вероятно, в свое время ощутили на себе прелести цензуры, ума не приложу. (Ладно бы еще мерзкий и убогий барин Михалков, этот теперь в оппозицию записался, много времени появилось в отсутствии мигалки, как ни странно.) Но Соломин, Ножкин, Бурляев, Яцкина, Ливанов?! Впрочем, можно их и понять: потоки пошлости с экранов ТВ давно затопили рекламно-сточными водами все хорошее и доброе. Когда-то нужно это прекратить, но такие письма, пусть даже их будет сотни, а подписантов сотни тысяч, ничем не помогут. Но запреты мы уже проходили, они не в помощь. Потому что политика каналов определяется их руководством, принесшим на экраны собственные представления о том, что нужно зрителю, увы.  А также Его Величеством Баблом. Большая стиральная машинка, старательно отмывающая в рекламной грязной пене сами знаете что. И у них своя цензура, разве вы не замечаете? Много цензуры, очень много.
Ну так вот. Письмо ужасное, мало чем отличается по стилю от недавнего кляузного письмеца российского чиновничества от медицины. Хотя цели и разные.
Но "наш ответ Чемберлену" еще ужаснее. Вероятно, автор сего лапидарного опуса страшно горд. Равно как и пенсионеры, курьеры и инженеры, столяры и администраторы, экологи и филологи, менеджеры и прочие литераторы, ставящие свои ФИО под малоприличной фразочкой с восклицательным знаком. Собственно, чему удивляться? Двадцать лет телегрязи и телепошлости личностно изменили даже зрелых людей, что уж говорить о юных любителях Дома-2, петросяновских идиотизмов, убогости сЭриалов и кулинарно-знахарских шоу, которым несть числа. И вот они уже охотно, фигея от собственной независимости и смелости, подписывают, подписывают, подписывают, а заодно и строчат комментарии вполне себе в нашарашинско-петробабкинско-камедиклабовском стиле: этот идиот, этот спился, тот вообще ничего хорошего в искусстве не сделал, эта в буйном климаксе, а эти трое просто больные на всю голову, ну и так далее...
Лечение телеслабительным проходит успешно, пациенты исправно испражняются. И нет на них легендарного врача Маргулиса, который бы телевизор запретил, штепсель за спину спрятал, змей. :))) Ну хотя бы на короткое время, чтобы в себя пришли.

Белый цвет сам по себе никакой, безликий и пресный, как бы ни рядились в белые пафосные одежды "деятели культуры".
Черный страшен, как страшны полуграмотные и откровенно матерные строки комментариев.
Если смешать - получается серость. Другого не дано.
Вы, конечно, уже читали или прочитаете этот текст.
Но я все равно процитирую г-на Браудера:
"В России нет государства. Это территория, оккупированная горсткой преступников.
В России живет 141 миллион нормальных, работящих, умных, порядочных людей.
И миллион преступников, которые все разрушают".

Я могла бы и возмутиться: почему иностранец позволяет себе так говорить о моей стране (за державу обидно!).
Но, к сожалению, все слишком похоже на правду.




Уильям Браудер: В России нет государства

Как все настоящие трагические герои, Уильям Браудер создал все предпосылки для собственного краха. Теперь он решил посвятить свою жизнь борьбе с врагами, которые некогда были его друзьями. Глава инвестиционного фонда Hermitage Capital, заработавший миллиарды на инвестициях в Россию, уже шесть лет как не имеет права въезда в страну. Имя юриста Hermitage Сергея Магнитского, погибшего в московской тюрьме, стараниями Браудера стало известно во всем мире. Европарламент проголосовал за введение санкций против всех, кто имел отношение к преследованию юриста, а швейцарские банки арестовали их счета. В ответ российская прокуратура объявила Браудера в розыск. Обе стороны, очевидно, намерены идти до конца 

 
Совет им да любовь! Все остальное у них уже есть. Славная свадьба!

Ну кто бы знал и помнил до сих пор имя фермера Макса Ясгура, если бы сорок с лишним лет назад он не согласился сдать в аренду свое обширное люцерновое поле, за что его страшно третировали соседи по ремеслу, грозили устроить бойкот молоку от его буренок, отчего Макс получил сердечный приступ аж? Да никто бы не знал. Но сдал гранд-поляну длинноволосым – и навеки связал свое скромное имя с именем Вудсток. Именем легендарного фестиваля, равного которому по масштабу и статусу история рок-культуры, а может, и история масскульта вообще, видимо, еще не знает. Да и вряд ли узнает, времена не те, трубы пониже, дымы пожиже.

Тот далекий август 1969-го и не думает таять в тумане ушедшего века, еще чего? Для людей моего поколения особенно, не знаю, как там будет дальше, новые люди – новые песни. Да дело-то не столько в песнях, а в социальном феномене Вудстока. Около полумиллиона молодых людей на люцерновом поле, музыканты и певцы – имена некоторых вполне достойны стать названиями планет и туманностей; а также быть выложенными в виде паззла затонувшими кораблями по океанскому дну; нарисованными лесопосадками в самых густых дебрях и чащобах, да хоть и сибирской тайги; высеченными на самых впечатляющих скалах планеты Земля, а может быть, и выше. Потому что эти имена и поныне являются паролем к взаимопониманию людей моего поколения: я как-то, сама того не желая, в айподовских наушниках не слышишь собственный голос же, громко подпела Джанис Джоплин в никотиновом тамбуре скорого поезда намбер тринадцать «Челябинск-Москва», синхронно с песней роясь в карманах в поисках спичек: «Bye, bye-bye, baby, bye-bye… I gotta be seeing you around…» – и тут же увидела в поле зрения чью-то руку с зажигалкой. Я закрыла рот, прервав свой маловпечатляющий вокал, подняла глаза, человек в старом свитере улыбнулся и продолжил строку из не допетой мной песни Джанис: «…When I change my living standard and I move uptown. Bye-bye, baby, bye-bye». Мы покурили и помолчали. «Сколько вам лет?» – неделикатно спросила я. «Да столько же, сколько и вам, видимо, – ответил попутчик. – Кто ныне помнит Вудсток и Джанис…»

...И Joan Baez, и The Band, и Blood, и Sweat&Tears… The Paul Butterfield Blues Band, Canned Heat, Joe Cocker, Country Joe McDonald and The Fish, Creedence Clearwater Revival, Crosby, Stills, Nash&Young, The Grateful Dead, Arlo Guthrie, Tim Hardin, The Keef Hartley Band, Richie Havens, Jimi Hendrix, Incredible String Band, Jefferson Airplane, Melanie, Mountain, Quill, Santana, John Sebastian, Sha-Na-Na, Ravi Shankar, Sly&The Family Stone, Bert Sommer, Sweetwater, Ten Years After, The Who, Johnny Winter, Neil Young… Я и сама многих не помню уже, канули в забытье, но имена-то остались. В летописи Вудстока, написанной тысячи раз черными семенами-буквами по белым бумажным полям, а миллионы – просто словами. Тех, кто там был, тех, кто все еще помнит, тех, кто не хочет забывать. Сидя в окраинной московской пиццерии и ведя всякие разговоры с сетевым знакомцем американцем, я вдруг спросила: «А ты был в Вудстоке?» Он, молодой совсем, сказал уклончиво: «Был, но рядом, проездом, а что?» Я просто прикоснулась к его руке. И как бы приобщилась к тому 69-му, хотя смешно все это. Кстати, потомки сердитых фермеров, доведших в свое время Макса Ясгура чуть ли не до инфаркта, ныне успешно торгуют псевдовудстокскими сувенирами в городских лавочках близ того самого люцернового поля. А Максу Ясгуру, навсегда ушедшему в поля иные, был посвящен обширный некролог в культовом журнале Rolling Stone. И две песни – Woodstock белокурой канадки Joni Mitchell и For Yasgur’s Farm группы Mountain. Интересно, какому фермеру могло бы такое просто присниться в самом сладком сне? Никакому.

P.S. Вудсток, по мнению ряда американцев, не что иное, как диверсия со стороны СССР, о как! :)

Два линка на любопытные статьи о Вудстоке. Мне они крайне понравились.

Первый. И второй.

Бонусом – видео с самой юной тогда участницей фестиваля.

И фото Макса Ясгура, как без него?!

Прошу прощения, но снова-здорово: перепост от Голышева. Не могла пройти мимо, так уж классно (видимо, потому что искренне)  написано. Все это и другое ощущаю на себе в двух измерениях: родилась в провинции, отойду в мир иной, видимо, в Москве... так получилось. Не за длинным рублем потянулась или желанием изменить судьбу, просто связала жизнь с москвичом (который, кстати, тоже не совсем москвич, поскольку родился на Дальнем Востоке, родители привезли его ребенком в столицу, а сами тоже не за длинным рублем рванули, отца пригласили преподавать в университете).
Поэтому могу сравнивать. Поэтому согласна с уважаемым юзером Голышевым. В чем-то. Во многом. Хотя и уверена, что люди могут и должны жить там, где им захочется... А картинка смешная, правда?

Понимаю, что частые перепосты не есть гуд.
Но иногда встречаются вещи, которые непременно хочется процитировать, а то и предложить прочитать полностью.
Как, например, вот этот декабрьский пост ранее не известного мне юзера.
Юзер подписал свои строки как "политический дилетант". Я тоже дилетант и думаю о будущем страны примерно так же. Уверена, что таких дилетантов найдется не одна тысяча.
Это мысли, высказанные вслух, это не лозунги и призывы, это размышления, но с конкретными выкладками и предложениями.
Однако комментариев к прекрасно-дилетантскому и очень честному посту преступно мало. Потому что неинтересно думать о будущем? Или ни во что не верим? И мечтаем уехать в какое-нибудь пусть и не очень прекрасное далёко, но чтобы только не здесь растить детей, не в России?
Не знаю...
Мне жаль, что мыслящих людей (мыслящих на перспективу, подчеркиваю) не так много. Мне радостно, что они все-таки есть. И пишут свои посты не в расчете на сиюминутную славу-сенсацию и прибавку количества френдов, а просто размышляют. Потому что им не все равно. Потому что пост, ссылку на который я дала выше, называется так: "В каком государстве мне хочется жить". И обидно, что автор больше не пишет в своем ЖЖ...
ЖЖ-юзер выложил замечательные фото старой Москвы. Фотограф Branson DeCou.
Я уже видела их здесь.
А здесь фотографий, думаю, побольше. 118!

Смотреть не пересмотреть! Как же я люблю ретро...

Такие вот  были "полисмены" :))

Originally posted by [info]abstract2001 at Власть Семей-2011
Замечаете ли вы, как все зашевелилось и задвигалось? Видите ли вы, как все меняется? У этих процессов еще даже нет своего имени, и не очень понятен вектор. Все ускоренно движется, но непонятно куда. Вопрос, вокруг которого происходит шевеление, это не только вопрос о власти. Тут вопрос серьезнее: совершенно очевидна изношенность государственной конструкции и ее неспособность стягивать и удерживать страну, население, элиты. Определенный тупик очевиден. Сигналы о разрушении государственной конструкции, выстроенной за последние 10 лет, слышатся все сильнее. Вот эти сигналы от населения, которое уже разочаровывается:


Но это только видимая часть айберга.

Невидимую часть я сегодня и хочу вам представить.
Сегодня, на новом сайте election2012.ru опубликован доклад "Власть Семей-2011. Правительство. Часть 1.", подготовленный созданной мной "Мониторинговой экспертной группой". Это результат работы трех последних адских месяцев, в течение которых было перелопачено огромное количество материала и информации.

Read more... )

Василий Головнин, журналист, Токио: Дети японского цунами

Девочка отказывается эвакуироваться – говорит, что будет ждать маму, которой постоянно пишет письма...


Митя Алешковский, фотограф: Из личного опыта

Кандидат ответил мне, не стыдясь: "Что бы я этим свиньям еще трактор присылал? Как жили в дерьме, пускай так и живут"...


Погодный сезон в «Большом вальсе» совсем не зимний: густая листва Венского леса, пение птиц, кружевные юбки взвеваются в вальсе на пленэре, белая шляпа летит на траву и цветы, но великолепная Милица Корьюс (в фильме – Карла Доннер) так и останется для меня Снежной Королевой… Невероятная красавица: удивительные глаза, блондинка а-ля натюрель, прекрасное крупной лепки лицо, лицо богини, стать и царственность. И божественный же голос.



Read more... )
То, что в этом посте и ролике - далеко не из ряда вон выходящее. Аналогов - море. По всей России...
Интересно, кто еще уверен в том, что президент и премьер не в курсе происходящего? Что они - белые и пушистые, а бояре  - плохие?
Понятно, что верховные карлики не семи пядей во лбу, всего знать не могут, но, черт побери, у них есть правительство, министры, депутаты, полиция и прочие правоохранители, сонмы помощников и консультантов! Горе стране, горе...


Вот жила я себе и не знала, кто такая барышня Потупчик. Попался на глаза фоторепортаж о сходке детей (и все сплошь в белых фартуках!)  - отправилась почитать ее ЖЖ.
Ну что я могу сказать? Барышням к лицу мечтать, учиться, читать хорошие книги, наряжаться, влюбляться, танцевать, хохотать, ронять слезинки, украшать мир, волновать вьюношей, надевать свадебные платья, рожать детишек, ну и так далее.
Барышня в политике - это ужасно. Еще пара-тройка десятков лет - и из Кристины получится Новодворская, ужас, потенциал уже наблюдается. Ну если, конечно, барышня П. вовремя не одумается либо женская сущность не победит. Жалко ее почему-то.
P.S. Этот фрагмент из советского фильма, думаю, к месту :)))
Она далеко не дура, но и не идейная, это точно. Просто расчетливо делает сногсшибательную карьеру (как ей кажется).
Призрак бабушки Леры неизбежно маячит вдали...




Фото с сайта http://ru.euronews.net/

Василий Головнин, журналист, Токио: Красные флаги на японских обломках

Общий объем обломков, по мнению японских экспертов, в конечно итоге составит от 80 до 200 миллионов тонн. Фантастическая цифра!..


Блестящий ответ Навального некоему Чиркунову, оторвавшему от себя некую сумму денег и наутро пожалевшему об этом.

Власть еще хуже, чем я думала, а думала, что хуже не бывает.
Чиркунов - полный идиот. Вот что бывает, когда человек ничего не смыслит в интернетах :)))
Непостижимая скорость полета информации, а он думал, видимо, что будет как у него в канцеляриях: утро, кофе, потягушки, а совершу-ка я подвиг, кресло, приказ, секретарша, принтер, резолюция, счет-фактура, подпись-печать, бухгалтерия-проводка, отчет о проделанной работе, домой-домой, вечер, сладкие сны, а в снах он герой немыслимый.
...Проснулся от звонка, в холодном поту, нимб слетел под койку.
Ехал бы уже в Швейцарию лечиться от тупости, если там такие лекарства найдутся.


Фото "Japanese Children " by Futaba с сайта http://www.swarthmore.edu/Library/peace/LanternSlides/LanternSlideIntro.htm


...В фантастических фильмах часто встречается такой эпизод: президент государства (как правило, США, и, как правило, перед лицом грозящей опасности) обращается к нации. Все вокруг рушится и горит, кометы приближаются, чужие наступают армадами, цунами закрывают горизонт, работает единственная подземная телестудия, но первое лицо - во вчерашней рубашке и без галстука - просит народ поддержать его в каком-то глобальном решении, пусть и могущем нанести какой-то временный ущерб, но во имя сохранения будущих поколений... Слезу вышибает не на шутку. Что-то я не припомню, чтобы наши расейские президенты обращались к народу, они все больше перед узким кругом каких-нибудь, прости господи, депутатов вещают "о главном". Разумеется, по той причине, что ничего дельного народу сказать не могут. Новогодние спичи на фоне зубчатой стены не в счет. Не по Сенькам шапки, увы.

Я это к чему? К несчастной Японии, разумеется. Опять трясет, опять радиация, опять беда целого народа, который запросто может вообще исчезнуть, раствориться, умереть, и на карте мира не будет Страны Восходящего Солнца, а только обгорелые, голубенько светящиеся по ночам и полузатонувшие острова, измученные стихиями. Если бы президентом России была я, то обратилась бы к нации с просьбой поддержать решение о переселении наших злосчастных соседей - cо всеми их сумоистами, автопромом, садами камней, суси и сасими - на Дальний Восток, к примеру. А сакура - она везде цветет одинаково. Да и спорные острова просто отдать, и все. Плюсов от этого будет больше, чем минусов, уверена. И Россия опять может стать великой страной, страной добра и взаимопомощи. Не шучу, но именно такой шаг вполне можно было бы считать одним из объединяющих начал сплочения русского народа. Вот вы лично, любой из читающих этот текст, скажите, положа руку на сердце, чувствуете ли вы себя чище, лучше и благороднее, когда бескорыстно делаете добро? Подчеркиваю, без выгоды себе. Даже если позже на вашу долю придутся какие-то незапланированные хлопоты?

Дурацкий пример: моя дочь подобрала на улице (можно сказать, выхватила из-под колес авто) страшненького рыжего котенка, шелудивого, блохастого и грязного. Притащила домой, отмыла, сделала прививки, выгнала паразитов, откормила слегка и отвезла к нам, поскольку страдает аллергией нешуточной. Наша домашняя скотина по имени Дуся приняла мальца, названного Гаврошем, в штыки, была почти что война... Меня он полюбил бесповоротно, спал исключительно на моей голове, зарывшись в волосы, мурчал как маленький тракторенок. И мы стали искать Гаврику теплый дом, обзвонили знакомых, пристроили, ура! Сейчас Гаврик вполне себе упитанный кот, с наглой рыжей мордой, все такой же "раскрасавец" - глаза косые, морда простонародная, утюжком, дворовая, аппетит отменный, мышей на даче ловит исправно, хозяева не нарадуются этому негламурному чудовищу. Все довольны, особенно наша полусибирская зараза по имени Дуся (избавилась от пришельца, бесцеремонно совавшего нос в ее персональные плошки и горшки), но стоило нам это толики нервов, хлопот и беготни, да и денег. И все равно мы рады, получая от Гавриковых хозяев его фотки. Причастны к судьбе, а как же!

Понимаю, что сравнение как бы некорректно: целый народ и уличный котейка, но. Сидим, как собаки на сене, на огромной территории, пустеющей год от года. Столицы пухнут от денег и народа, а девять десятых российской землицы зарастают бурьяном, ну разумеется, если там уже нечего взять-выкачать жадным богатеям, присосавшимся к трубам, шахтам и скважинам. Пиявки и те отваливаются, насытившись, а эти - только когда сосать уже нечего и осталась лишь пустая умирающая оболочка. Если бы президентом была я... Но я им никогда не буду - не по Дуньке шляпка :))
А те, что есть, никуда не годятся.
Page generated Jul. 28th, 2017 10:41 am
Powered by Dreamwidth Studios